Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

(no subject)

Сидим с женой в аэропорту Кольцово
А тут Мамлеев принял смерть
Пишем сценарий по стихам Пригова Бродского и Рубцова
Они ровесники, а он их старше всех

Длиннее путь его, чем у поэтов был
И дальше пусть бы жил, но видно надо
Мамлеева мне жалко и я его любил
За отношение тёплое ко аду

(no subject)

В цех, где сшивают влажные самолеты
пришли артисты-мимы
они растопыривали локти
когда рабочие проходили мимо

когда мимы встали на ходули
рабочие хватались за ходульный шест
дергали, что есть дури
и мим не успевал закончить жест

они, кажется, не понимали друг друга
рабочего интересовало, насколько устойчив мим
крепко хватают рабочие руки,
калеча артистов, портят грим

валят, спрашивают с подъебом
что же ты товарищ падаешь тут,
а если наши влажные самолеты
также в воздухе себя поведут?

как говориться в рабочей пословице,
добьешься, если будешь бить!
избитых артистов ведут в столовую
но выбиты зубы, нечем грызть

потом, чтобы улучшить настроение
всем показывают готовый влажный самолет
в немом восхищении по выходу из эллинга
они вновь едины, они - народ

(no subject)

Ясный чистый зрачок утреннего солнца
я пью сочок в аэропорту Перми
и вдруг ко мне подходит идолопоклонница
мягкий рот говорит: курни

и навалилась тогда истома
когда в шесть утра покурил с хиппушкой
на нежный асфальт аэродрома
я положил свою усталую тушку

и тут объявили посадку
стали мне на плечи пассажиры садиться
и запихивать мне свой багаж в задницу
ребра трещат и тяжко давят ягодицы

выруливаю я на взлетную полосу
а одна баба села мне прямо на сердце
вот растопыриваю руки в стороны
а вместо шасси пользуюсь перцем

может прямо в глаз, который в белом облаке
ресницами на фоне желтых лучей
я - белоснежный лайнер обликом -
швырну седоков со своих плечей

тела бесполезных пассажиров
по болотистым Прикамья долинам
эй, земля, держи карман шире
будущее - это торф и глина!

мне не долететь тихо до шереметьева
и с этой бабой пью я где-то в грязи,
которая на пятый день, отметь его,
сливается с бабой в общий образ Руси

без своих пассажиров я приземляюсь
в тихую твою среди сосен обитель
и ты говоришь мне, печально улыбаясь
нет, не аэробус ты, ты истребитель