Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Виктор Iванiв был довольно грустным человеком
Больше всего мне нравится легенда о том
Что в молодости он учительствовал в школе балета
Занимался с балеринами французским языком

Прошла демонстрация выпал снег
Хлопьями медлительными ленивыми
Жил-был в Новосибирске довольно грустный человек
Бедный бедный Виктор Iванiв

Мы шли с Диной Гатиной по Большой Дмитровке
Там открылся тогда клуб Пироги
Вдруг оттуда выскочили три битника
И она сказала что один из них Виктор И

И что она пойдёт с ними

И я дальше пошёл один в сумрак ночи
Кто из них Виктор Iванiв? Гадал я
Наверное тот которого я запомнил
У которого была белая горячка

А потом Виктор Iванiв встретился со мной в Новосибирске
И повёл меня гулять по сумасшедшему дому
Который был скопищем безобразных квартирок
Из окон которых смотрели алкоголики

Очень холодно, я запомнил, было очень холодно
Мне и сейчас холодно рядом с его именем
Я не мог соединить себя с его городом
Как будто это не Новосибирск, а город Виктора Iванiва

И вот я снова дальше пошёл один
Я жевал снег и снег этот горек
В одном окне одной из этих мрачных домин
Можно увидеть моё лицо. Я алкоголик

Слэм

Сегодня принято принципиальное решение провести всероссийский слэм в Воронеже в сентябре.
товарищи на местах, сообщите о  ваших победителях.
всероссийский слэм пройдет в рамках фестиваля "Чернозем".

(no subject)

Лежат сухие косточки
повсюду тут
живут большие кошечки,
а мелкие растут

в окне второго сутолока
котята вниз глядят
за аркой площадь - сухаревка,
за аркой - ад

на сухаревской площади
орёт вороньё:
всё кончено! всё кончено!
айда в окно!

на мягонькие стопы
котёнок прыг
и пух, что бросил тополь,
поднялся в миг!

а в лапках ужас гаденький
а запах не родной!
но тут подходит дяденька
с одной рукой

кота в родной кошатник
подсаживает он
теперь у кошек праздник -
их сын спасён!

а с сухаревской площади
орёт вороньё:
всё кончено! всё кончено!
айда в окно!

(no subject)

Ты говоришь: веди колонку
на милом русском языке
но это ж - как вести болонку 
вперед себя на поводке!

вверху прекрасные соседи
внизу прелестный гастроном
зимою в индию поедем
еще колонку мы ведем


асоциальна среди наций
Россия страшная как чорт
Москва 2012
семи морей замерзший порт

стучат декабрьские кнопки
клавиатуры сатаны
не дай мне бог вести колонки
в журнале ледяной страны

Канск

(no subject)

Ехали в машине леса хмурой сенью
ты смотрела на меня, я глядел в окошко
и тропиночку в лесу увидав с похмелья,
я вздохнул и прошептал: русская дорожка

все вы русские такие, - ты сказала грустно, 
- в чем загадка вашего странного инстинкта? 
почему бы не сказать тихо, безыскусно: 
чем такая русская та твоя тропинка? 

и в английских садах, и в буше австралийском,
в джунглях Конго сырых и бразильской сельве
никогда не приплетет человек прописку,
даже если человек с лютого похмелья

ну с чего, с чего ты взял, что тропинка русская? 
неужели потому, что на ней одно
ваше русское говно и пакеты с мусором,
и стаканы мятые, и бутылки дно!

Я печально молчал, нет, не понимаешь ты,
иностранка глупая, - это русский лес,
потому что в тоске ты на свете маешься,
я ж на тропку свернул, тропку до небес

я свернул - и исчез с песней тихой светлою,
а пойдешь меня искать, если так глупа - 
на тропинке моей радость несусветная,
но ведет прямо в ад милая тропа

чёрный лес замолчал, как молчат любовники,-
утомившись собой, так молчат они - 
вход в него сторожат чёрные полковники, 
тоже наши русские, ты уж извини

(no subject)

как провинциального кащея
привела его командировка
в привокзальное кафе, к злодеям,
ацетон хранящим в поллитровках

взял дрожащею рукой стаканчик
черный хлебец, где ебутся шпроты
первое, что он увидел - мальчик,
а за мальчиком и группу взрослых

подошел вдруг мальчик - фотошопом
только грязь с лица его смыть можно,
Дядя, а тебя ебали в жопу?
вдруг спросил ребенок осторожно

русская душа всегда загадка -
с виду как вода, а выпьешь - водка
и приезжий улыбнувшись мягко
потрепал дитя по подбородку

замолчали все, даже барриста
перестал лить ацетон по рюмкам
знать, разоблачить пропагандиста
это ведь совсем теперь не шутка

потащили в здание вокзала
под руки, всем обществом, как вора
мимо злых ломбардов, где сдавали
наркоманы связки мельхиора

был в кафе лишь я один. Привычно
рюмкою за рюмкой водку тянет
здесь моя рука, что как обычно
пишет то, что сердце наблюдает

бортовой журнал

мы моряки погибшего курска
плыли под толщей соленых дней
в день тот, когда мы сбились с курса
увидели огромный город на дне

город на дне океанской ямы
золотые шпили забытого города Фрам
в этом городе исполинские храмы
а в центре самый большой исполинский храм

чтоб осмотреть сооружение неизвестного культа
я проник внутрь его, надев акваланг
неизвестная раса, похожая на русалок молилась Ктулху,
и пискляво кричала фхтагн! фхтанг!

существа еще более ужасные, чем эта раса
хватали за рыбьи хвосты этих баб,
ктулхуи в этом городе выбирали Рлай-хаса
стать Рлай-хасом должен огромный краб

от отвратительного зрелища стало так страшно,
что возвращаясь от ужаса я кричал
а когда спасся бегством от существ безобразных
из иллюминатора видел, что краб рыдал

заработают винты и мы покинем город
и не услышим больше его торжественных колоколов
его золотых шпилей, его зданий, огромных как горы
точно так же, как нас, никто не увидит вновь