Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

(no subject)

о своей маленькой тайне,
свое сердце в кулак зажав
с тех пор, как в ландшафтном дизайне
применяют людей как ландшафт

миллионер с похмелья из спальни
выйдет с утра на балкон
а в поле пахарь идет специальный
и срет тому пахарю под ноги конь

он, нанятый из агентства
пахарь встает чуть свет
зажав в кулак свое сердце
так в ландшафтном дизайне он проработал много лет

потом Collapse )

(no subject)

Большая серебристая рыба
лежит на девятиэтажек крышах
и на пятиэтажках низких
белая полночь Норильска

ларьки Норильска не закрыты
из них выходят молодые девушки и парни
большая серебристая рыба
лежит на крыше случайного бара

над улицей пустой Норильска
распласталась серебристая селедка
рыба большая с чешуёй серебристой
отлично подходит к водке

словно я в голой тундре,
девятнадцатого века в сердце
в первое полярное утро
нежным торчу заусенцем

она красила металлоконструкции
во дворе конторы черной нитрой
предварительно выслушав инструции
начальников - двух лжедмитриев

остались непрокрашенные места
на которых за ночь появилась
ржавчина - это красота,
наказание - немецкая вилка

когда одновременно два лжедимы
один едет, другой попутчик,
два толстых стремных типа
сказали : Теперь получше

ее муж фотографировал облака
увлекаясь все больше и больше
после автокатострофы голова -
ночь полярного дня в мае -
это день, но без солнца

селедочные головы серебристых рыб
лежащих на зданиях, на улицах, на лицах
и мечтал сфотографировать ядерный гриб
над очень сильно мешавшим ему Норильском

когда она появилась в баре,
уборщицы терли пол активно,
одна - муж искал над горизонтом в белом паре
очертания апокалипсиса в своем объективе

я заказал две рюмки и еще две
а после решили идти пешком,
гребаное небо в серебристой чешуе
осыпалось вниз ледяным порошком

да, небо было как большая серебристая рыба,
пока мы с ней шли до ларька,
пока мы все еще не сдохли от свиного гриппа,
пока ее муж не сфотографировал все облака

(no subject)

Двое идут по Норильску
первой ночью полярного лета в мае
снег лежалый уже не искрится,
но еще не тает

у него большая бутылка водки
в белом полиэтилене
белое небо - в лицо удар короткий
белого полярного женского колена

у нее полярное белое платьице,
она идет рядом с ним,
она говорит ему,- пойдем на кладбище,
туда, где мы будем одни

холмистое серое поле абсурда,
из серого наста прямоугольники надгробий
торчат над русскими могилами заполярной тундры
в тундре посреди девятиэтажных коробок

над льдом, над землей ледяного облака готика,
но вот на одном холме зацветают прутики вербы
пробили мерзлоту, а серые котики
щекочут наст ледяного неба

из-за погребальных подкопов вечная мерзлота
становится смертельно опасной
наполненная снегом яма со стенками из льда
безжизненное белое небо, да кулич , оставшийся с Пасхи

а если тебя пощадят,
дойдешь до тихого помещенияя на выходе с кладбища,
посередине помещения гранитная черная скамья,
где можно допить водку, если не взяла еще

подумать - что это за баба,что на кладбище зовет гулять,
и, подумав, понять, что это нормально,
тут танцуют, тут лежат на льду, и лишь сверху земля
и даже не земля, а черная галька

если в четыре часа вызывать такси - только сюда,
если чего еще покупать, то водки,
в первую ночь полярного дня,
не пьянея, такая уж тут погодка...

я увидел памятник полярным летом,
под красотой Норильска,
этот человек был поэтом,
так написано на обелиске

этот скромный, тяжелый взгляд,
белые кудри, все связано с риском,
здесь лежит поэт, не погиб в лагерях,
просто писал стихи о Норильске

(no subject)

Была здесь яма и убивали,
тут находили красные льдинки,
сквозь сигаретного фильтра вату
наркотик втягивали в инсулинки

теперь тут тоже сквер, только новый,
и куст посадили. где убивали,
удобрение положили в ноги,
руки проволокой связали

скажи мне куст, я же не ботаник,
какого ты вида, пола и веры,
ты уже здесь, это значит не тайна,
для меня, обитателя старого сквера

боярышник глупый, неужели китаец,
дрогнешь под желтоватым снегом,
ветер закажет с тобою танец,
оливер твист, заступиться некому

может ты русский грустный кусточек,
отсюда твой тихий, сбивчивый шопот,
один, одинешенек, милый сыночек
колючей проволоки, чугунных решеток

страшно, куст, ведь опять пересадят,
перерубят корешок в нежном месте,
сквера растения, скверный садик,
разрывается сердце от ваших песен

(no subject)

Играют повсюду москвичи
в игру Золотые Ключи
но счьего родника
здесь начнется Река?
не дано нам узнать у мочи...

(простите)